Сайт на реконструкции!

 
«...и познаете истину, и истина сделает вас свободными»
(от Иоанна, 8:32)

О будущем бухгалтерского учёта и аудита в России

Постановка вопроса, вынесенного в название настоящей статьи, вызвана недавним заявлением замминистра финансов России Татьяны Нестеренко о том, что профессия бухгалтера вскоре должна исчезнуть с рынка. Помимо прочего в ходе Московского финансового форума Т. Нестеренко сообщила, что затраты на ведение бухгалтерского учёта в госучреждениях (налоговая служба, казначейство и т.д.) превышают 1 трлн рублей в год, что сопоставимо с расходами 10 субъектов Российской Федерации. По её словам, государству необходимо максимально переходить на цифровую модель работы и сокращать кадры, деятельность которых могут заменить машины. Предполагается из 1 млн бухгалтеров оставить 600 тыс., а функционал, который сейчас выполняют бухгалтеры, будет реализовываться программными средствами. Понятно, что суммы на ведение учёта в государственных органах тратятся фантастические. Да и миллион человек в бухгалтериях – это не мало. Но означает ли сказанное, что бухгалтеры коммерческих предприятий, которых более 4 млн, могут почивать на лаврах в ожидании светлого будущего? А вот и нет!

Может кто-то забыл, но Димон в бытность свою Президентом РФ Д. А. Медведев данным вопросом озаботился. В частности, 10.04.2012 на заседании рабочей группы по формированию системы «Открытое правительство» были озвучены следующие страшные факты – 5 миллионов бухгалтеров в России. РСПП посчитал, что они стоят экономике более 2 триллионов рублей. Видимо, посчитали всех российских бухгалтеров – бюджетников и прочих.

Конечно, что-то тут с цифрами не так. Получается, что один миллион бухгалтеров – бюджетников обходится стране в ту же сумму, что и 4 миллиона бухгалтеров коммерческих предприятий. Но не будем придираться, в конце концов, между этими оценками затрат – более чем четыре года времени. Но там же были озвучены и другие цифры, которые настолько интересны, что заслуживают прямой цитаты:

Мы сделали ещё один расчёт и попробовали сравнить, а сколько же бухгалтеров в США, например, и как это соотносится с ВВП? Получилось, что один бухгалтер США обслуживает в 40 раз большую часть ВВП, чем один бухгалтер в России. Это говорит и об эффективности деятельности, и о качестве наших кадров, к сожалению, и, конечно, о той нагрузке, которую государство своими требованиями налагает на штат бухгалтеров. Всем понятно, что главный источник этого – это так называемый двойной или даже тройной бухгалтерский учёт, о котором мы хотели бы сегодня сказать.

Автор процитированного заявления – член упомянутой рабочей группы ШАПОЧКА Екатерина Геннадиевна – управляющий директор, руководитель департамента по предоставлению услуг правительственным и общественным организациям компании  «PricewaterhouseCoopers».

Таким образом, как Минфин РФ в лице замминистра Т. Нестеренко, так и курируемое Д. Медведевым «открытое правительство» едины во мнении, что с бухгалтерами надо бороться, поскольку они очень многочисленны и чудовищно (в 40 раз) неэффективны по отношению к своим западным коллегам. Да и зарплата у них чрезмерная. И по всей видимости, бороться скоро начнут. Ведь все в России знают — если Дмитрий Анатольевич чего сказал — сделает. Так что трепещите, бухгалтеры! Однако, пока не начались массовые репрессии и гонения, попробуем разобраться, чем вызван барский гнев и насколько он обоснован.

Что происходит и кто виноват?

Немного истории

Для начала определим, что такое учёт, кому и для чего он нужен. Единственным назначением учёта является информационное обеспечение управления экономическими процессами, т.е. процессами производства и распределения материальных благ. Как только люди перешли от собирания даров природы к сколько – нибудь осмысленной экономической деятельности, тут же появился и учёт как средство контроля за производством и распределением соответствующих продуктов человеческого труда. Первоначально планирование и учёт велись непосредственно в сознании лиц, управляющих соответствующими экономическими процессами. Но по мере роста масштабов экономической деятельности это стало невозможно – данные потребовалось записывать и хранить, что в конце концов привело к появлению бухгалтеров, а потом и аудиторов как профессии. Первоначально учётные записи велись только в натуральном выражении, но потом в учёте произошла революция – появилась учётная модель, основанная на едином синтетическом (от слова синтез, т.е. процесс соединения или объединения ранее разрозненных вещей или понятий в целое) измерителе. Это произошло тысячелетия назад в Древнем Египте, о чём можно прочесть в любом учебнике по истории экономики. Заметим попутно что позднее, в средние века, Лука Пачоли изложил в своём трактате метод учёта, основанный на двойной записи в денежном измерителе, однако не объяснил его внутренний смысл. Тем не менее, много веков бухгалтерский учёт развивался, приобретая всё новые формы. При этом до XX века никому в голову не приходило устанавливать правила бухгалтерского учёта законодательно. Конечно, многие бухгалтеры оставили нам свои труды, раскрыв в них свои технические приёмы и понимание учёта, благодаря чему формировались некие профессиональные стандарты, однако применять их или нет – бухгалтеры решали сами.

Таким образом, на протяжении столетий учёт вёлся не в силу юридической обязанности экономических субъектов, а для обеспечения реально существующих потребностей в экономической информации. Учётная информация была востребована лицами, понимающими смысл учётных показателей и их связи с соответствующими экономическими объектами и процессами. Как правило, эти лица являлись одновременно учредителями (пайщиками) и руководителями компаний. В случае сомнений в точности учёта бухгалтеры должны были доказывать свою правоту лично, как в смысле методологии, так и в арифметической точности свода данных. Они не могли ссылаться на те или иные нормативные акты, однако они осознавали свою профессиональную миссию – формирование полной и целостной информации о хозяйственной деятельности и её результатах, т.е. объективной экономической информации, выраженной в понятной заинтересованным лицам форме. Именно степень адекватности данных учёта и отчётности объективным экономическим реалиям была критерием профессионализма бухгалтера и аудитора. Поэтому бухгалтерский учёт был исключительно мужской профессией. Таким образом, при ведении учёта абсолютный приоритет имела его точность, то есть адекватность экономическим реалиям, а не формально – юридическая составляющая. Да и сама мысль о придании правилам бухгалтерского учёта юридического статуса в те времена была бы осмеяна, так же как предложение принять закон о введении в действие таблицы умножения. Тем не менее, начиная с 30-х годов XX века повсеместно начался процесс регламентации правил бухгалтерского учёта. Но в СССР и на Западе причины этого были разные.

На западе причина тому была проста – увеличение количества пользователей бухгалтерской отчётности вследствие, во-первых, бурного развития акционерного капитала и, во-вторых, налоговое администрирование со стороны государства. Как правило, порядок ведения бухгалтерского учёта в европейских странах регламентируется национальным коммерческим законодательством.

В СССР также шёл процесс регламентации правил учёта, но по другим причинам. Политическим руководством СССР страна рассматривалась как единое предприятие на котором, что естественно, должны действовать единые правила учёта, каковые и были разработаны. К началу 60-х годов в СССР была внедрена единая журнально – ордерная система, сократившая до минимума объём учётной работы и соответствующая ей нормативная база, по качеству несопоставимо превосходящая современную. Под качеством нормативной базы понимается её понятность и непротиворечивость. Объём нормативных документов в СССР был как минимум на порядок меньше, а сами нормативные акты, единожды принятые, не менялись десятилетиями. В результате к 1991 году СССР имел лучшую в мире систему бухгалтерского учёта, в том числе по показателю рациональности, т.е. по затратам на её функционирование. Важно так же и то, что главные бухгалтеры в СССР имели особый статус, который утратили с развалом СССР. Для настоящего исследования важно, что и на западе изменения в нормативной базе бухгалтерского учёта крайне редки. Например, в Германии1  общепринятые учётные стандарты и принципы впервые были закреплены в 1937 г. в Законе об акционерных корпорациях. Данный закон действовал до 1985 года (с незначительными изменениями в 1965 г.), т.е. почти 50 лет. С 1 января 1986 г. по настоящее время (более 30 лет) действует Закон о директивах по бухгалтерскому учёту. Что происходит с нормативным регулированием учёта и налогообложения в России специалисты хорошо знают. Если Госдуму РФ ласково называют «взбесившийся принтер» за её неуёмную страсть принять законы обо всём и ничего не забыть, то количество поправок и изменений в налоговое законодательство просто запредельно. Минфин тоже старается не отставать. Это уже не бешенство, а нечто худшее. Что бы поставить правильный диагноз российским органам регулирования бухгалтерского учёта и налогообложения, обратимся к более чем справедливому утверждению профессора СПбГУ М.Л. Пятова2:

«….изменение правил бухгалтерского учёта - это в определённом смысле зеркало динамики социально-экономической ситуации в обществе, отражающее конфликт интересов различных групп участников экономической деятельности и их текущие «победы» и «поражения».

Вышесказанное надо понимать в том смысле, что правила учёта всегда устанавливает высшее в иерархии управления лицо, или, говоря по-русски — Хозяин, исходя из собственных целей. Именно Хозяин решает, (в отличие от менеджеров) каким процессом он будет управлять, определяет цели процесса и параметры его протекания. Далее всё это трансформируется в систему учётных показателей и нормативную базу по бухгалтерскому учёту. Если же хозяев несколько, то нормативная база по бухгалтерскому учёту будет отражать интересы самого влиятельного из них, а остальных – по мере убывания влияния. Но если степень влияния участников процесса меняется, это сразу отражается на нормативной базе по бухгалтерскому учёту. Поэтому система бухгалтерского учёта СССР была стабильна и эффективна – в стране официально был один хозяин – советский народ, что исключало конфликт интересов каких-либо группировок. Что касается западной Европы – появление нормативной базы и публичной бухгалтерской отчётности следует рассматривать как первый этап глобализации. И сегодня этот процесс продолжается, что проявляется в расширении сферы применения МСФО и постепенной гармонизации с ними национальных законодательств по бухгалтерскому учёту. Но в целом нормативная база западных стран стабильна, что отражает расклад сил основных игроков или субъектов мировой экономики. Примером изменения бухгалтерского и налогового законодательства в России как отражения конфликта кланов является, например, появление в России налогового учёта. В данном примере интересно то, что налоговый учёт – это как пятое колесо у телеги. Сегодня кто забыл, а кто и не знал, что до введения в действие главы 25 НК РФ организации вели исключительно бухгалтерский учёт, в том числе и для целей налогообложения по налогу на прибыль. На тот момент действовало Положение о составе затрат по производству и реализации продукции (работ, услуг), включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг) и о порядке формирования финансовых результатов, учитываемых при налогообложении прибыли (Постановление Правительства РФ от 05.08.1992 № 552), а также ведомственные (по отраслям) методические рекомендации по калькулированию себестоимости продукции. Все эти документы прошли многолетнюю обкатку в СССР и могли работать ещё долго, пока коренным образом не поменялись бы технологии в промышленности и сельском хозяйстве. То есть, как и сегодня, в бухгалтерском учёте организаций отражались все без исключения расходы, а для целей исчисления налога на прибыль часть расходов не принималась, что показывалось по соответствующим строкам Справки о порядке определения данных, отражаемых по строке 1 «Расчёта налога от фактической прибыли» (Приложение № 11 к Инструкции Госналогслужбы РФ от 10.08.95 № 37). Всё было сделано вполне профессионально. Зачем же было огород городить? А вот зачем. Согласно действующему законодательству вопросы методологии бухгалтерского учёта находятся в компетенции Минфина. Вот вы и подумайте: налоговые инспекторы работают, штрафуют, доначисляют, а какой-то работник Минфина одним росчерком пера под соответствующим разъяснением может непростой труд отправить в корзину – ошиблись как бы инспекторы, слабо бухгалтерский учёт знают. А министром по налогам и сборам в тот период был А.П. Починок, верный сподвижник Отца русской демократии. И что же ему, на каждое доначисление налога в Минфине согласование проводить? Согласитесь, это ведь как-то унизительно даже, для сподвижника…. Вот и появился у нас налоговый учёт. Уж тут налоговикам раздолье – пиши, сколько бумага стерпит. А Минфин – побоку. Но не долго музыка играла. Пришёл новый президент, а с ним другой верный сподвижник – А. Кудрин. И оказалась налоговая даже не министерством, а какой-то, простите за грубое слово, федеральной службой. И под Минфином. Вот так и делаются все дела. Главное, все работают, все заняты. А налоговый учёт остался. Да и Минфину хорошо – они ПБУ 18/02 придумали. Если кто ещё не понял, как в нашем богоспасаемом Отечестве государственные решения принимаются, напомню про ЕСН – единый социальный налог. Который ввели, отработали, научились администрировать, а потом — отменили. А теперь опять ввели (с 01.01.2017), но под другим названием. Заинтересованных лиц предлагаю читателям установить самостоятельно, это не сложно. И это всего два случая из десятков. И разве кто-то в стране задумывается, как такие решения сказываются на объёме учётной работы? Вот замминистра Нестеренко подчеркнула, что только эксплуатация и ежегодная доработка регулярных бухгалтерских программ для обеспечения функционирования госсектора обходится бюджету более чем в 10 млрд рублей в год. А способна ли она понять, что вызывает необходимость в постоянном обновлении бухгалтерских программ? Способен ли кто-то в России оценить, во что экономике страны обходятся игры уважаемых людей? И наступит ли время, когда государственные интересы будут иметь приоритет над клановыми? Итак, первая причина свистопляски в нормативном регулировании бухгалтерского учёта – межклановые разборки. Но их наличие означает отсутствие в стране власти, способной сформулировать свои цели, выдать целеуказание в формате конкретных учётных показателей и заставить всех, в том числе кланы, работать над их воплощением в жизнь. А теперь хотелось бы закончить тему налогового учёта. Дело в том, что с профессиональной точки зрения существующий налоговый учёт как информационная система не состоятелен. Данные регистров налогового учёта и налоговых деклараций не удовлетворяют требованиям достоверности информации, т.е. её полноты и целостности. Практически это означает, что если при налоговой проверке по налогу на прибыль проверяемое предприятие выдаст инспекторам только регистры налогового учёта, предусмотренные главой 25 НК РФ, но закроет для них данные бухгалтерского учёта, то проведение проверки будет невозможно, т.е. найти какие-то нарушения будет нельзя! И такие действия налогоплательщика абсолютно законны, однако требуют профессиональных познаний и устойчивости нервной системы. Следовательно, налоговый учёт надо отменять, вернувшись в порядку, действовавшему до введения в действие 25 главы НК РФ. Примерно так и организована взаимосвязь между бухгалтерским учётом и налогообложением прибыли в странах, где регулированием правил учёта занимаются профессионалы, например в Германии или Франции (см. по ссылке).

Нельзя не сказать и о следующей напасти, имя которой IAS, US GAAP, которые далее будем называть одним обобщённым термином – МСФО, т.е. международные стандарты финансовой отчётности. Обычно люди почему-то считают, что раз международные, то они, конечно, чем-то лучше. Аргументировать такое суждение не может, как правило, никто. То есть конечно, определённый набор заклинаний произносится довольно бодро, но рассмотрение вопроса по существу с адептами МСФО невозможно. Что значит по существу? Это означает предметное рассмотрение вопроса о качестве информации, которую формируют соответствующие правила её сбора и обработки. Но сейчас нет общепринятого толкования термина «информация» и тем более, не исследован вопрос о её качественных характеристиках. Поскольку данный вопрос является крайне важным, мы сформулировали свою трактовку понятия «информация» и определили её качественные характеристики, с которыми при желании можно ознакомиться позже, а сейчас нужно понять, в чём же разница между российскими стандартами бухгалтерского учёта и МСФО?

Учёт и отчётность – вещи разные. Исторически сложилось, что бухгалтерская отчётность периодически составляется для некоторого круга пользователей на основании данных учёта. Но сначала надо осознать, что бухгалтерский отчёт и бухгалтерская отчётность – это не одно и то же. Бухгалтерский отчёт есть совокупность учётных показателей, характеризующих хозяйственную деятельность фирмы за определённый период. А вот бухгалтерская отчётность есть система учётных показателей, характеризующих хозяйственную деятельность фирмы за определённый период. Т.е. разница между отчётом и отчётностью это разница между произвольной совокупностью и системой данных. Система предполагает наличие причинно-следственных или функциональных связей между учётными показателями. Так говорит теория бухгалтерского учёта3. Причинно – следственные и функциональные связи между показателями определяются в системе бухгалтерского учёта, регулируемого национальными стандартами. Следовательно, показатели национальной бухгалтерской отчётности должны формироваться в системе показателей бухгалтерского учёта, что, как минимум, рационально. И это правило справедливо для стандартов бухгалтерского учёта и отчётности всех развитых стран, поскольку везде в основе бухгалтерского учёта — двойная запись и оценка по стоимости приобретения. Соблюдение этих принципов обеспечивает полноту и целостность учёта как главных качественных характеристик экономической информации. Бухгалтерская отчётность, составленная по данным учёта, также удовлетворяет требованиям полноты и целостности. И тут мы приходим к пониманию, что у МСФО нет собственной системы учётных показателей, поскольку не существует никаких международных стандартов УЧЁТА! Следовательно, для формирования отчётности по международным стандартам нужна трансформация национальных учётных показателей в показатели МСФО.

Такая трансформация проводится по двум направлениям: квалификация имущества и обязательств и их оценка. Например, в национальных и международных стандартах могут быть разные правила отнесения имущества к основным средствам. Но самое главное – это оценка показателей отчётности. Традиционно в бухгалтерском учёте и отчётности имущество и обязательства показываются в размере фактических затрат на их приобретение, а в МСФО – по «справедливой» стоимости. Надо отметить, что хотя термин «справедливая стоимость» уже устоялся, он является каким-то очень уж вольным переводом английского true and fair value, однако уместнее был бы перевод добросовестная стоимость. Дело, однако, в смысле, а не в переводе. IFRS 13 «Оценка справедливой стоимости» определяет справедливую стоимость как цену, которая была бы получена при продаже актива или уплачена при передаче обязательства на текущих рыночных условиях на организованном рынке, между участниками рынка на дату оценки. Первое, что здесь нужно понять и запомнить – поскольку активы (в т.ч. запасы) оцениваются по цене их возможной реализации, прибыль (убыток) по МСФО никогда не будет равна прибыли, определённой по данным учёта!

Как же определяется справедливая стоимость? Вникать глубоко в этот процесс не будем из-за ограничений по объёму публикации, однако главное сказать надо – в основе всех методов определения справедливой стоимости лежит экспертная оценка. Это означает, что если какая-то российская компания поручит трансформировать свою отчётность в формат МСФО, поручив это двум специализирующимся на этом организациям или специалистам, то она получит две разных отчётности. Если будет приглашена третья организация – будет третья отчётность. И не надо думать, что люди, подготовившие три разных варианта отчётности из одинаковых исходных данных, в чём-то недобросовестны. Просто такие правила игры, приоритет за профессиональным суждением. Одни оценят более «справедливо», чем другие, ну и что? Как можно оспорить профессиональное суждение? Оно субъективно по своей природе. Таким образом, второе, что нужно понимать и помнить  — отчётность по МСФО есть коммерческая презентация, адресованная биржевым спекулянтам, а не перечень систематизированных учётных показателей. То есть это сведения, отражающие чьё-то субъективное профессиональное суждение, но не информация, вытекающая из учётных данных. Она, безусловно, имеет некоторое отношение к экономической реальности, но степень её объективности может быть очень разной. Но вы же имеете право выбрать или заказать то, что вам нравится! То, что отношение данных МСФО к экономической реальности весьма относительно, доказывается одним простым фактом – налоговая отчётность в оценке по «справедливой» стоимости не составляется ни в одной стране мира. Налоговики люди практичные и у них есть собственное профессиональное суждение.

Что же у нас получается? Очевидно, что для целей управления предприятием отчётность по МСФО бесполезна (тут нужен старый добрый учёт), налоговой она тоже не нужна, разве только ввести в Налоговый кодекс понятие «справедливая» сумма налога. Может быть, собственник? Ну, если он патологический идиот, тогда конечно, он будет черпать информацию о своей фирме из отчётности в формате МСФО. Но собственники, как правило, люди вменяемые и информацию черпают из других источников. Возникает вопрос – а кто же потребитель МСФО? Ответ простой – биржевой спекулянт или, как сейчас принято говорить, инвестор. Здесь надо сообщить тем, кто не в курсе — акции сегодня покупают, как правило, не для того, что бы войти в управление компанией или для получения дохода в виде дивидендов, а именно для спекуляций, т.е. с целью получить прибыль от торговли акциями. Компании, акции которых обращаются на фондовом рынке, обязаны составлять и публиковать отчётность по международным стандартам (IAS или US GAAP – зависит от конкретной фондовой биржи). Публикация отчётности всегда влияет на биржевые котировки акций. То есть, чем больше стоит имущество компании, тем выше стоимость одной акции. Собственно, это и является источником самой идеи оценки имущества по «справедливой» стоимости. Покупая акции, спекулянт инвестор должен знать, что он получит, если компания внезапно обанкротится, т.е. оценить риски. Вот он и смотрит оценку активов по «справедливой» стоимости, вместе с пояснительной запиской. А теперь представим себя на месте лиц, готовящих финансовую отчётность, например, Apple или FaceBook. Мы знаем, увеличится или уменьшится стоимость компании в готовящейся к публикации отчётности. Это знание и некоторый житейский опыт позволяют с высокой степенью уверенности предположить, как изменятся котировки акций после публикации. Нужны ли дополнительные пояснения? Думаю, нет. А понятно ли, почему аудиторов из «большой четвёрки» все очень любят и радостно платят им такие высокие гонорары? И почему российских (и не только) аудиторов никогда не пустят на этот рынок? Однако, если вы хотите получить кредит на западе, вы обязаны показать проаудированную отчётность по МСФО. И конечно же, ей пользуются всевозможные рейтинговые агентства. Так же должно быть ясно, что по ВВП нам запад не догнать никогда, поскольку их суждение всегда будет «профессиональнее» нашего.

Итак, мы разобрались с общемировой практикой, которая состоит в том, что данные учёта, подготовленные по национальным стандартам, трансформируются в формат МСФО, причём степень соответствия данных полученной отчётности экономической реальности весьма относителен. Но что из этого? Такие у них там порядки, по своему всё логично: нужна спекулянтам инвесторам информация в оценке по стоимости возможной реализации предприятия при банкротстве – получите и распишитесь. С профессиональной (бухгалтерской) точки зрения может быть кому-то интересно, но это и всё, да и какое нам до этого дело?

А дело нам такое, что российский бухгалтерский учёт начало лихорадить с момента распада СССР и трясёт до сих пор. Ну, в начале 90-х это как-то можно было понять – появилась куча ранее невиданных налогов, нематериальные активы, добавочный капитал, расчёты с учредителями. Но это всё косметика, принципиально в учёте не изменилось ничего. Тем не менее, началась реформа бухгалтерского учёта, которой конца не видно и сегодня. Официальные цели реформы были объявлены в Постановлении Правительства РФ от 06.03.1998 № 283 «Об утверждении Программы реформирования бухгалтерского учёта в соответствии с международными стандартами финансовой отчётности», в котором было объявлено:

Главным потребителем информации, формирующейся в системе бухгалтерского учёта, выступало государство в лице отраслевых министерств и ведомств и планирующих, статистических и финансовых органов. Действовавшая система государственного финансового контроля решала задачи выявления отклонений от предписанных моделей хозяйственного поведения организаций.

Изменение системы общественных отношений, а также гражданско-правовой среды предопределяет необходимость адекватной трансформации бухгалтерского учёта. Однако процесс реформирования отечественной системы бухгалтерского учёта отстаёт от общего процесса экономических реформ в России. Именно в целях изменения такого положения дел разработана Программа реформирования бухгалтерского учёта в соответствии с международными стандартами финансовой отчётности.

Итак, вполне справедливо сказано, что действующая система бухгалтерского учёта работает на обеспечение информацией органов государственного управления, обеспечивая возможность эффективного контроля за экономикой. И поскольку работает она хорошо и эффективно, это мешает проведению экономических реформ. Сегодня мы понимаем, что видеть результаты своих реформ В. Черномырдину в зеркале бухгалтерского учёта было бы действительно невыносимо, что и неудивительно. Но читаем дальше:

Цель реформирования системы бухгалтерского учёта - приведение национальной системы бухгалтерского учёта в соответствие с требованиями рыночной экономики и международными стандартами финансовой отчётности.

Задачи реформы заключаются в следующем:

сформировать систему стандартов учёта и отчётности, обеспечивающих полезной информацией пользователей, в первую очередь инвесторов;

Кто хочет прочитать дальше – перейдите в текст постановления по ссылке выше, а мы на этом цитирование закончим, поскольку всё уже ясно. Во – первых, как указывает профессор кафедры «Бухгалтерский учёт» Финансового университета при Правительстве Российской Федерации Н.А. Миславская, никаких обоснований того, что система предоставления информации о хозяйственных субъектах (т.е. российская бухгалтерская отчётность) несовершенна, профессиональному сообществу предоставлено не было4. А во – вторых, в этом постановлении правительство России официально отказалось от управления экономикой страны и объявило курс на её распродажу. Реформа бухгалтерского учёта, объявленная данным постановлением, есть элемент предпродажной подготовки, которая проводится за счёт туземцев, дабы белые господа на это не тратились, но учли усердие и преданность туземного правительства. Напомню, через несколько месяцев разразится августовская катастрофа 98-года как результат собственно экономических реформ Черномырдина. Понятно, что этих людей объективная экономическая информация могла только раздражать, даже в малых дозах.

В результате реформ бухгалтерский учёт в России сильно деградировал в сравнении с началом 90-х. Количество и объём нормативных документов существенно выросли, а вот их понятность, т.е. однозначность толкования, резко понизилась. Упал и уровень соответствия нормативной базы экономическим реалиям, например, из бухгалтерского учёта исчезли МБП и суммовые разницы, хотя в жизни они как были, так и остались. А уж в какие деньги эти реформы обходятся стране и подумать страшно. Не осталась в стороне и Государственная Дума, приняв Федеральный закон от 27.07.2010 № 208-ФЗ «О консолидированной финансовой отчётности». Данный закон обязывает очень широкий перечень предприятий составлять и представлять акционерам (учредителям, собственникам) консолидированную бухгалтерскую отчётность в формате МСФО. Удивительна здесь та трогательная забота, которую власти проявляют о собственниках (акционерах, учредителях) компаний. Власти, видимо искренне, считали, что они, несчастные, никакой информации о своих компаниях не получали и требовать её прав не имели, вот им и подарок – теперь отчётность представят, да сразу в формате МСФО! Ранее мы определили, что пользователями международной отчётности являются биржевые спекулянты инвесторы. Кто является пользователями консолидированной отчётности российских предприятий, понять трудно, особенно если мы посмотрим подготовленный Минфином отчёт «Основные показатели рынка аудиторских услуг в РФ в 2015 году», полный текст которого доступен здесь, нам же в контексте рассматриваемого вопроса интересна всего одна цифра из указанного отчёта — доля организаций, ценные бумаги которых допущены к обращению на организованных торгах (т.е. на фондовых биржах), составляет 1,2 процента. При этом эта доля не от общего количества коммерческих организаций в России, а только от тех, в которых проведён аудит бухгалтерской отчётности за 2015 год. Следовательно, доля этих компаний от общей численности коммерческих организаций в России приближается к статистической погрешности. Тем не менее, Государственная Дума находит необходимым принять указанный закон, тем самым легализуя МСФО на территории России, что позволяет предположить, что принятие закона щедро оплачено заинтересованными лицами, так же, как и рассмотренное выше постановление Правительства времён Черномырдина. Отметим, что закон подписал уже известный нам гонитель бухгалтеров Д. Медведев, который, как нам уже известно, удивляется обилию бухгалтеров и их чудовищной неэффективности. Если кто-то ещё не понял, кто эти заинтересованные лица, посмотрите на приведённый ниже рисунок. Дополнительно заметим, что представители указанных на рисунке компаний не просто консультируют Минфин РФ, а назначают туда своих представителей, которые и отвечают за проведение необходимых реформ. Понятно, что эти компании действуют не сами по себе, а являются проводниками чьих-то интересов. Чьих, догадаться легко. Ну да, правильно — международных инвесторов.

Итак, мы рассмотрели трансформацию самой эффективной в мире системы бухгалтерского учёта за последние четверть века. В результате мы можем констатировать:

За весь рассмотренный период, т.е. с 1992 года по настоящее время у Правительства России нет и не было собственных сколько – нибудь долгосрочных целей, выраженных в объективных экономических показателях. Достижение этих целей безусловно потребовало бы функционирования системы сбора и обработки экономической информации в масштабе государства, позволяющей контролировать достижение этих показателей, что проявилось бы как приоритетное развитие национальной системы бухгалтерского учёта и отчётности. Однако мы наблюдаем обратный процесс – приоритет МСФО, за ним налоговый учёт и в последнюю очередь – бухгалтерский учёт как таковой. Причём полное пренебрежение к бухгалтерскому учёту проявляется и как отсутствие каких – либо санкций к предприятиям, не прошедшим обязательный аудит. Правительство, которому нужна объективная экономическая информация, несомненно ввело бы драконовские меры для обеспечения её достоверности. Вместо этого как Правительство, так и Госдума делают всё для уничтожения в России аудита как национального института, одновременно проявляя всю возможную заботу о благополучии и процветании иностранных аудиторских компаний. Правительство и Государственная Дума России готовы заставить предприятия и граждан России платить любую цену для обеспечения иностранных пользователей информацией в понятном им формате МСФО. Всё это показывает, где находится реальный центр управления экономикой России — он там, откуда регулируют бухгалтерский учёт в стране. Надо понимать, что учёт для управления современной экономикой значит больше, чем деньги. При современном развитии информационных технологий деньги можно отменить без каких-либо негативных последствий, если сохранится учёт. Но если отменить учёт – неизбежен откат на уровень натурального хозяйства, поскольку без учёта и деньги теряют смысл, разве что опять ввести золотые монеты, что уже невозможно — золота не хватит!

Перефразируя высказывание киевского златоуста В. Кличко, управлять могут не только лишь все — мало кто может это делать. Управление – это непрерывный информационный обмен между субъектом управления (тем, кто управляет) и объектом управления (чем управляют). Повторю ещё раз — кто фактически (а не по должности) управляет, тот и формирует систему учётных показателей как на отдельном предприятии, так и в стране в целом. Это объективно действующий закон и наблюдая его действие в России мы видим, что реальное управление осуществляется теми же силами, которые проводят глобализацию, отсюда – расширение сферы применения МСФО. Совпадают ли интересы глобализаторов с интересами граждан России? Очевидно, нет, но кому интересно их мнение? Отсюда следует ещё один вывод: люди, входящие в экономический блок Правительства России, ничем не управляют, это лишь менеджеры, работающие на принципах П.П. Шарикова – взять всё (бюджет) да и поделить, не забыв занести долю хозяину (международные резервы ЦБ, Резервный фонд РФ).

Самое смешное или печальное, что из трёх систем учёта, официально действующих в России (не считая упрощенцев), ни одна не даёт объективной экономической информации. Выше было показано, что отчётность в формате МСФО не является информацией, поскольку полнота и целостность данных не могут быть проверены объективно. Что касается бухгалтерской отчётности по российским стандартам, она также искажает экономическую реальность, о чём российской науке известно давно5 , здесь же мы укажем на самое очевидное. Бухгалтерская отчётность по российским стандартам показывает мнимую прибыль, поскольку амортизация считается от заниженной вследствие инфляции стоимости активов. Дело в том, что учётная или балансовая стоимость основных средств не соответствует их восстановительной стоимости в текущих ценах. Предприятия имеют право на переоценку основных средств, но это трудоёмкая и дорогостоящая процедура. Кроме того, для целей налогообложения такая переоценка не принимается, что помимо проявления государственного цинизма обесценивает практический результат её проведения. Однако в официальной государственной статистике менее заметно проедание советского наследства, но зато она показывает более высокие показатели рентабельности экономики, что всех устраивает. Подробнее об этом можно прочитать здесь и здесь. Факты приводятся просто убойные, несмотря на то, что издания насквозь либеральные. Что касается налогового учёта как такового, то он попросту не предназначен для описания экономической реальности, так что тут и говорить не о чем.

Разве это не безумие государственной власти России: завести три официальных и обязательных к применению вида отчётности (не считая упрощенцев), ни одна из которых функционально не способна к описанию экономических реалий?

В результате этого безумия бухгалтеры утрачивают понимание своей профессиональной миссии по формированию объективной экономической информации, превращаясь всё более в бездумных исполнителей бесчисленного количества нормативных актов. Одновременно с этим нагрузка на бухгалтерскую профессию превышает все разумные пределы: одновременное ведение бухгалтерского учёта, налогового учёта и подготовка трёх видов отчётности (консолидированной, обычной бухгалтерской и налоговой). Нельзя не упомянуть и о том, что именно развал национальной системы бухгалтерского учёта способствует и невиданной в истории России коррупции. Хотя это и не причина коррупции, а её следствие, тем не менее, для победы над коррупцией следует прежде всего завести нормальный бухгалтерский учёт, но кому это нужно?

И вот теперь эти люди, усилиями которых такое положение создано, делают умное лицо и планируют проекты борьбы с бухгалтерами!

А сейчас вернёмся к тому, с чего начинали – к вопросу о том, в чьих интересах ведётся бухгалтерский учёт. Дело в том, что в России в достоверной бухгалтерской отчётности не заинтересован никто. Учебники нам сообщают, что пользователями бухгалтерской отчётности являются государство, инвесторы (акционеры и учредители), администрация компаний и персонал. Начнём с конца – ну кто это позволит персоналу заглядывать в бухгалтерский учёт? Теперь администрация (которая часто включает в себя и владельцев). У нас что, компании заинтересованы в раскрытии достоверной финансовой информации о себе? Как правило, крупные компании, включая государственные, своё финансовое положение приукрашивают, завышая прибыль, а мелкие – её скрывают. Вспомним эпизод с Улюкаевым, которого взяли с двумя миллионами долларов. Понятно, что это была для него рутинная, обычная операция. Да и в «Роснефти» никто его требованиям не удивился – сегодня это общепризнанный обычай делового оборота, если пользоваться терминологией Гражданского кодекса РФ. Так нужно ли руководству предприятий раскрытие их реального финансового положения? Вопрос, понятно, риторический. Ну и остались у нас акционеры и прочие собственники. Если они не входят в состав управленцев компании или не обладают контрольным пакетом, то реального финансового положения своих компаний им узнать не суждено в принципе и это все понимают.

Выше упоминалось, что одна из причин искажений бухгалтерской отчётности – инфляция и несовершенство нормативной базы. Добавьте к этому тотальную, на всех уровнях, коррупцию и общее нежелание платить налоги – и мы поймём, что в стране достоверной финансовой информации просто неоткуда взяться.

Означает ли это, что во всём виноваты некомпетентные бухгалтеры, как думает наше правительство? Нет, дело в системе, которая сложилась в стране в 90-е годы. Главный её принцип – приватизация прибыли и национализация издержек. Учёт в такой ситуации – только помеха. Выше уже было сказано, что профессиональная миссия бухгалтеров – в создании информации, адекватно отражающей объективную экономическую реальность. Задумайтесь, кому она мешает? И вот вам простой пример – из закона о бухгалтерском учёте (№ 402-ФЗ от 06.12.2011) исчезла цель его ведения, так же как и из Кодекса этики профессиональных бухгалтеров. В более ранних редакциях этих документов цели были обозначены, но теперь их нет. Так бюрократия уничтожает всё, до чего дотянется. Это путь к окончательной деградации профессии.

Корень проблемы в том, что страной утрачена экономическая субъектность. Здесь представляется необходимым дать краткое пояснение. Под субъектом (в отличие от объекта) следует понимать того, кто обладает сознанием и волей, которая проявляется в способности самостоятельно понять, что для него благо, т.е. сформировать собственные цели и действовать целесообразно. Объект же своей воли не имеет, являясь только ресурсом для реализации чьих-то целей. Вот таким объектом в экономическом отношении и является наша страна. В этом и состоит причина полного равнодушия правительства к тому погрому в бухгалтерском учёте, который описан выше. Кто не понял, может потом подробнее ознакомится с ролью информации в управлении экономикой, которая описывается здесь, а мы продолжим. Отсутствие экономической субъектности государства – единственная причина постоянного кризисного состояния экономики. И если во внешней политике благодаря В.В. Путину страна медленно, но уверенно возвращает себе субъектность, т.е. государственный суверенитет, то так или иначе, но придётся это делать и во внутренней политике, а в экономике – прежде всего.

Но при всём моём искреннем уважении, да будь наш Президент суперэкономистом и гениальным управленцем, без достоверной картины экономической реальности управление экономикой даже малого масштаба невозможно. Поэтому без нормального бухгалтерского учёта экономику страны не поднять и за борьбу с коррупцией лучше не браться. Но если курс на экономическое восстановление страны будет принят, то кто те специалисты, на которых может опереться руководство страны? Без бухгалтеров дело не пойдёт вообще никак. Ведь Прудон ещё в XIX веке говорил, что бухгалтер и есть настоящий экономист, у которого клика мнимых учёных украла его имя. Поэтому я предлагаю не ждать, когда в правительстве что-то сдвинется, а начинать готовится к этому прямо сейчас, но прежде – немного об аудите.


1 Жарикова Л.А. Бухгалтерский учёт в зарубежных странах. Тамбов. Изд-во ТГТУ 2008. http://eclib.net/26/index.html

2 М.Л. Пятов. Бухгалтерский учёт в свете социологической традиции конфликта. "БУХ.1С", N 4, апрель 2012.

3 Соколов Я.В. Основы теории бухгалтерского учёта. Финансы и статистика. Москва, 2003.

4 Н.А. Миславская, Проблемы развития социального института бухгалтерского учёта на национальном уровне. Журнал "Аудитор", N 11, ноябрь 2015.

5  Я.В. Соколов, М.Л. Пятов, Двойная запись и её информационные границы. Бухгалтерский учёт, № 11, июнь 2007.

Аудит

– Давай позовём аудиторов. Они посмотрят баланс. Оценят компанию.

Фаттах оскалил белые зубы.

– Денис, ты чего гонишь? Какие аудиторы? Аудиторы, это когда в лохотрон играют. Фонду какому-нибудь продают. Американскому.

Денис впервые слышал такое определение аудитора, хотя в принципе в России оно соответствовало действительности.

Ю. Латынина. Промзона.

Вынесенный в эпиграф фрагмент романа Юлии Латыниной – дополнительное свидетельство верности того, что сказано выше о состоянии дел в бухгалтерском учёте. Не может процветать аудиторская профессия в стране, где бухгалтерский учёт никому не нужен. Однако на самом деле ситуация в аудите ещё хуже, так как на российский ещё не окрепший аудит обрушилась напасть саморегулирования. Своё отношение к саморегулированию аудита я выразил давно, когда оно было ещё в проекте. Сильно ли я ошибался в своих прогнозах, вы можете судить сами, ознакомившись с моей оценкой, данной ещё в 2005 году.

Здесь же кратко скажу, что если миссия бухгалтеров - в создании информации, адекватно отражающей объективную экономическую реальность, то задача аудитора – дать гарантию её достоверности, а не бумажки о том, как вы блюли стандарты до, в ходе и после проверки. Даже полное соблюдение всех стандартов аудита не гарантирует отсутствие в проаудированной отчётности существенных искажений. Как давно писал ведущий сотрудник НИИ Минфина РФ Е.М. Гутцайт, качество аудита обеспечивается юридической возможностью подачи иска к аудиторской организации со стороны любого пользователя аудита1. Все бы были в Минфине такие умные!

Гарантия достоверности бухгалтерской отчётности может быть обеспечена только одним способом – установлением численного (в процентах) уровня искажений бухгалтерской отчётности, превышение которого делает её недостоверной. На этом законодательное регулирование аудиторской деятельности следует завершить. Аудиторские организации или их объединения могут устанавливать для себя любые стандарты, в т.ч. международные, если кому-то нравятся. Но аудиторский риск – это риск необнаружения искажений, превышающих упомянутый порог достоверности (уровень существенности). Всё прочее госрегулирование аудита есть бюрократическая мерзость. В случае пропуска существенных искажений аудитор несёт ответственность. Какую – можно обсуждать.

Сказанное выше никак не означает, что я против саморегулирования или иных общественных объединений аудиторов. Именно их не хватало, когда затевалась вся эта профанация с борьбой за качество аудита путём саморегулирования. Закончилось всё как обычно – подменой понятий, сбором денег и бюрократической шизофренией. Но надо как-то с этой историей заканчивать. Поэтому всё, что будет сказано ниже, относится и к аудиторам.


1 Е.М. Гутцайт. Внешний контроль за качеством аудита. Аудиторские ведомости, № 4, 5, 6, апрель - июнь 2004.

Что делать

Для начала определим цели, которые ставит перед собой бухгалтерское (и аудиторское) сообщество. Пока очень коротко, итак:

1. В стране должна быть ОДНА система учёта и отчётности. Налоговый кодекс отменять не нужно, но про налоговый учёт следует забыть как о кошмарном сне. Вместо главы 25 следует принять перечень расходов, не принимаемых для целей налогообложения, существенно его сократив. Никаких налоговых деклараций – только бухгалтерская отчётность, пусть и ежеквартальная.

2. МСФО. Разумеется, нельзя запрещать людям составлять такую отчётность, которая им нравится. Но в свободное от работы время, т.е. исключительно за счёт пользователей такой отчётности.

3. Пересмотр действующей нормативной базы по бухгалтерскому учёту с целью её сокращения до разумных пределов. Восстановление отраслевых рекомендаций по ведению бухгалтерского учёта как руководства главным бухгалтерам по формированию учётной политики. Минимизация элементов учётной политики.

4. Разработка новых принципов и методов ведения бухгалтерского учёта в целях более адекватного отражения объективной экономической реальности.

5. Повышение престижа бухгалтерской профессии. Нужно понимать, что ведение бухгалтерского учёта есть общественно-значимая функция, поскольку в достоверной экономической информации заинтересованы все без исключения, даже те, кто этого не осознаёт. Для этого нужно пропагандировать экономические знания, разъяснять людям смысл и метод бухгалтерского учёта, его необходимость для целей экономического развития, т.е. заниматься его популяризацией, особенно среди руководителей. Пример – статья, которую можно посмотреть по ссылке.

6. Общественная значимость бухгалтерского учёта раскрыта в пункте 4 Постановления Конституционного Суда РФ от 01.04.2003 № 4-П, где указано, что в Российской Федерации официальный бухгалтерский учёт служит инструментом финансового регулирования и проведения единой финансовой (в том числе налоговой) политики, является одной из конституционных гарантий единого рынка, единства экономического пространства как одной из основ конституционного строя Российской Федерации. Таким образом, признаётся конституционная значимость достоверной экономической информации, что требует, безусловно, юридического признания специального служебного статуса главного бухгалтера.

7. Исходя из п. 6 представляется необходимым расширить сферу действия аудита – в первую очередь, путём расширения сферы обязательного аудита до всех без исключения коммерческих предприятий. Кроме того, назрела необходимость создания института общественных аудиторов (возможно, при Общественной палате РФ или Народном фронте (ОНФ) с целью снижения уровня коррупции, общественного контроля за эффективностью государственных и муниципальных расходов, расходов ЖКХ и т.д.

Помимо вышесказанного следует упомянуть о полезности системы постоянного повышения квалификации по индивидуальным программам, а также системы помощи в трудоустройстве. Вопрос в том, кто это будет делать? Разумеется, перечисленные выше задачи можно решить только на государственном уровне. Но для этого государство должно нас как минимум услышать! Как этого добиться? Приведу один пример – РВС (Родительское Всероссийское Сопротивление). Собрав более 200 тысяч подписей, эта общественная организация добилась, что Президент России отклонил закон о создании системы «Контингент». Более того, Владимир Путин поручил Министерству труда и социальной защиты, Общественной палате РФ и уполномоченному по правам ребёнка РФ выяснить, насколько избыточными и неправомерными являются действия органов власти, направленные на изъятие детей из семей, и другие попытки вмешаться во внутрисемейные отношения граждан России. Таким образом, ювенальное лобби, имеющее мощнейшую финансовую поддержку из-за рубежа, начинает сдавать позиции. Уже Дума запланировала отменить свой зверский «закон о шлепках».

Но нас, коллеги, более пяти миллионов! Не хватает только организации. Если мы организуемся, то будем ценным электоральным ресурсом для любой партии на выборах любого уровня. А наши члены семей, знакомые и друзья? Нужно организовываться и добиваться проведения в жизнь наших целей, тем более, что их общественная полезность не вызывает сомнений. Членов ИПБ России хочу спросить, а что для вас сделала эта организация помимо ежегодных сборов денег? Она видит какие-то проблемы, предлагает пути их решения?

Пора обретать профессиональную субъектность, уважаемые коллеги! Поэтому, если вы разделяете изложенную выше профессиональную позицию и оценку ситуации в области бухгалтерского учёта, давайте объединяться с тем, что бы донести наше мнение до высшего руководства страны.

Для этого:

1. Дайте нам о себе знать. На странице О нас есть ссылки на нашу группу в социальных сетях. Вступайте, мы узнаем друг друга и будем знать, сколько нас.

2. Поделитесь этой публикацией с коллегами и знакомыми – в верхнем правом углу  сайта есть кнопки, которые автоматически создадут запись о данной публикации на вашей странице в социальных сетях. Разумеется, приветствуются и другие способы распространения информации. Ведь вы с кем-то учились, работали? Чем больше людей узнает о нашей инициативе, тем лучше.

3. Я написал далеко не всё, что мог бы. Тема огромна, так же как велик и объём организационной работы. Пишите о том, как вы относитесь к создавшейся ситуации и что предлагаете. Это можно сделать в форме обратной связи. Мы с удовольствием опубликуем ваши работы, в том числе и тех авторов, которые думают иначе.

4. Если вы аудиторы – поговорите с вашими клиентами. Обратите их внимание на данную публикацию.

Когда будет очевидно (по вашим откликам), что данная инициатива поддержана профессиональным сообществом бухгалтеров и аудиторов, мы найдём способ собраться и выработать программу наших совместных действий, возможно, с последующей регистрацией юридического лица в форме некоммерческой организации. На этом всё. Ждём ваших откликов, коллеги!